А я, дурак, хотел лечить летаргию дряблых душ. Обломился в полпути, захлебнулся грязью луж.
Я не первый, не второй, кто был с веком поперёк, кто любви живой водой удобрял песок.